Яблоня судьбы

ЛЮБИТЕ ЛИ ВЫ ЯБЛОНИ В ЦВЕТУ?

Я не могу пройти равнодушно мимо них. Иду ли я, бегу ли я, ползу ли я что бы я ни делала, я не могу пройти равнодушно мимо цветущего дерева. Останавливаюсь и как дурочка могу полчаса стоять и глазеть…глазеть на эту красоту.

И вот недавно шла я в гараж и как обычно проходила мимо одной цветущей яблони, которая, на самом деле, совсем не простая…

Photo0953

Непростая потому, что принадлежит эта яблоня…нам.

Все меняется в этом мире слишком стремительно. Родились мы в одной стране, живем в другой…И это невероятно красивое дерево было куплено моими родителями вместе с небольшим огородиком в далекие восьмидесятые…когда мне было лет 12.

Не было ни этих домов, а точнее был вместо них небольшой лесок, именуемый “маленьким леском”. Не было и дороги. А на том месте, где сейчас красуется это странновато-коричневое место для посадки НЛО распаханное пятно, стояла старинная деревянная зеленая библиотека, где очень любила проводить свободное после школы время будущая писательница Елена Мейсак.

Мои родители долго думали, покупать ли яблоньку или не покупать…

Огород у нас был не первый, но уж больно понравилась. Так и стал огород нашим. Иногда мама просила меня полить на нем грядки. Место солнечное, и на этом огородике росла всегда очень вкусная клубника. А яблонька традиционно радовала летом ароматными сочными яблоками сорта “белый налив”.

Библиотека та была почти что местной достопримечательностью.

Мой формуляр был весь исписан, а потом был открыт и исписан второй. Я прочитала весь детский раздел, а когда он закончился, перешла во взрослый. Так я для себя в 12 лет открыла Теодора Драйзера. Домой возвращалась с белыми пластиковыми пакетами, до отказа набитыми книгами, ложилась на диван и читала…читала…

И, возможно, это была бы просто библиотека…и просто яблоня, если бы ни еще кое-что.

Дело в том, что у загадочной библиотеки был сбоку, как раз со стороны нашего огорода, служебный вход с крыльцом. Обычно там сидеть не разрешали, но на нас как на владельцев чудо-огородика закрывали глаза.

И однажды я превратила служебный вход в…реанимацию.

Когда мне было 15 лет, мы с мамой притащили с птичьего рынка…собаку. Черного пуделя. Нам на выбор предлагали двух щенков, абрикосового и черного, маме хотелось другого, но я настояла на этом…

Ехал он домой в автобусе, у меня груди, высунув свою забавную мордочку из куртки. Потом я училась варить кашу, чтобы кормить его, научилась его стричь “подо льва” и “под модерн”…а еще “под овечку”.

А потом мою собаку отравили.

Точнее, не мою собаку, а весь подъезд нашей трехэтажной  “хрущевки”. Папин друг тогда только купил собаку тоже. И вот кто-то раскидал у подъезда крысиный яд {у нас в подвали жили жуткие крысы, да…но это лирика отдельной песни}. Видимо, травили в подвале и просыпали немного. А собаки…ну вы знаете, как они любят подбирать всякую дрянь с земли.

Тогда в живых из всего подъезда собак остался только он.

А мы прошли через время ада. К врачу возили, нам назначили лечение. Мама колола ему уколы по 3 раза в сутки, а я таскала к огородику полумертвую собаку и бутылку воды с содой, промывала ему желудок и несла обратно домой.

С божией помощью с того света собаку мы вытащили. С тех пор пес стал как заговоренный. Погулять он кобель несносный очень любил. Мы на первом этаже жили, только в дверь позвонят, собака тут же через щелку сантиметров в 10 выскакивала на улицу, и только уши хлопали по ветру. Мы его искали иногда дня по два и, к счастью, всегда находили.

Мы всегда шутили, что он – отец всех дворовых собак, наверное. Этому пуделю была уготована судьба прожить 18 лет, что для такой маленькой собачки почти нереально. Он никогда ничем не болел. Врачей видел дважды в жизни, после отравления и в преклонном возрасте, когда удаляли ему несколько зубов. Ну и прививки еще. Силы этот чертенок росточком всего 30 см в холке был просто невероятной. Однажды зимой на прогулке дернул поводок со всей дури и завалил папу на землю скотина.

На мой 18-й день рождения мои друзья открыли бутылку с шампанским, да так, что она вся почти вылилась на пол. Никто и не заметил, как пес подкрался и все выпил. А потом лежал под батареей и балдел.

Потом я вышла замуж и уехала, а Томас остался с родителями.

Сначала я решила, что зря бросила любимца, но потом стало ясно, что так было лучше: и для родителей, и для собаки. Когда родители болели, я забрала собаку к себе, так на меня соседи стали жаловаться: я уходила на работу, а собака выла, скучала по родителям.

Когда Томас стал постарше, почему-то часто стал драться с другими собаками.

И вечно ходил с перегрызанной и перебинтованной шеей. Первым не нападал никогда, но многие собаки его почему-то не любили. Дважды из-за него собаки кусали меня, и мне делали прививки от бешенства. Первый раз в живот,  да.

Когда совсем состарился, папа делал ему массаж, а мама иногда носила его на руках.

Фото

А 11 марта 2008 года его не стало. Дождался старичок, пока родители по делам уедут, заснул и не проснулся. Это было для нашей семьи большим горем, хотя все мы и понимали, что вечно не живет никто. И знали, что он прожил очень интересную, бурную и веселую собачью жизнь.

Много с тех пор воды утекло.

Рухнул Союз, огород упразднили, а яблоня из нашей превратилась в общественную. Зеленую библиотеку снесли. И лишь дерево, лепестки которого срывает теплый весенний ветерок, напоминает нам о том, что когда-то здесь была другая жизнь.

Иногда я встречаю в транспорте бывшую заведующую той библиотеки.

Она меня помнит, здороваемся. А я вспоминаю, как мы ставили с ней театральные сценки.

11 марта 2011 года маме пришлось лечь в больницу, а я, сидя на стульчике возле ее кровати с ноутбуком в руках, читала ей рассказ о собаке, который был назван “Шерстяной завиток”. Рассказ этот о Томасе, его канарском духовном двойнике и дружбе человека и собаки. А потом мы обе плакали от нахлынувших чувств.

Помню, я очень стеснялась опубликовать рассказ, но тогда, набрав побольше воздуха в легкие, я решила, что рискну. Так я стала писателем.

Между “Шерстяным завитком” и “Разбитой гитарой” лежит широкая дорога из пяти лет жизненного пути, на котором было все: и радость, и трудности, и счастье, и слезы.

И яблоня эта очень старая уже, но каждый раз радует глаз прекрасными цветами, а потом мы видим, как местные мальчишки угощаются нашими яблоками, и душа радуется: во благо. Не зря мы ее тогда купили!

А есть ли у вас дорогие сердцу воспоминания, мои любимые читатели этого блога?

Photo0950

На главную

2 комментариев на “Яблоня судьбы

  1. Елена, спасибо за этот удивительный рассказ! Читала и тронуло до слез. Какой удивительный пес. И такие интересные воспоминания. А Томас просто хулиган и супергерой. Приятно, что Господь подарил ему такую долгую и прекрасную жизнь. И пришел он в этот мир не зря.

Добавить комментарий